akozmin_7 (akozmin_7) wrote,
akozmin_7
akozmin_7

Categories:

ИЗ ДНЕВНИКОВ ТЁТИ ВЕЛЛЫ (ч.3)

"... о первых днях войны – по детским тыловым впечатлениям. Но начну не с этих дней, а – на полтора года раньше, уж простите мне это «лирическое отступление», - виноват тут опять этот непредсказуемый поток памяти."

Мы приехали в Москву за полтора года до тех исторических дней. Из родного Владивостока. И не в Москву, а в пос. Стаханово – так тогда назывался город Жуковский. Родители стали работать в знаменитом ЦАГИ, а мне пора было, хоть и с опозданием, начинать школьную жизнь. Была уже поздняя осень.
Но – не тут-то было. Первоклашкой мне быть не довелось, да и второклашкой практически тоже. А дело вот в чём.
Я научилась читать очень рано, ещё до того, как стала себя помнить. Причём, никакого направленного обучения не было, просто мама, воспитательница детского сада, проводила занятия в старшей группе, а я всегда при сём присутствовала. Взрослые с удивлением обнаружили моё умение, но – было поздно…


Всё это знаю не по своим воспоминаниям, а по рассказам взрослых. Такая присказка-дразнилка была среди родных, мне приписывалась такая фраза: «Баба, плинеси мою политгагаму и по пути сОсу захвати» (у бабушки, где мы часто гостили, единственной книгой была Политграмота). Но вот этого я не помню, а помню себя – уже позже, дома, с толстой книгой «Отверженные». Помню поразившее меня «открытие»: оказывается, Гаврош и Козетта – из одной книги… То есть, значит, детские издания отдельные «Гаврош» и «Козетта» были уже прочтены.
Ну и вот, - естественно, что из первого класса меня вскоре с треском выперли, - какие там палочки и крючочки. Сразу во второй было поздно, кончалась зима. Пришлось ждать. На следующий год сидела во втором, но, конечно, без всякого интереса.

И вот – лето 41-го. Воскресенье. Мы в гостях у тёти, в Лосинке. Эта семья нам всю жизнь и до сих пор, как родная. Там – братик Рофка, почти ровесник, двоюродный, но – родной, росли вместе, ещё с Владивостока. В дальней комнате мы с утра заняты любимым делом: расстелив на полу огромную карту, ползаем по ней и всерьёз изучаем.
А в соседней комнате, у взрослых, что-то очень шумно. Вещает радио, громко что-то доказывает дядя Иосиф - он корреспондент ТАСС, говорить умеет (дядя погиб в 43-м), а мамы наши в ответ… плачут… Рофка подполз к двери, прислушался – и глаза округлил. И – страшным каким-то шёпотом: «Война… Германия… Напала…».
Мы затаились. Взрослым не до нас. А мы из какой-то картонки-обложки вырезаем два кинжала и ими – Германию! Эту волчью морду с приоткрытой пастью – до дыр! (Кто помнит – тогда именно таким был силуэт Германии на картах).
Собираемся домой. И тут я закатываю истерику: «Мама, не поедем, боюсь! Давай подождём, - пусть война кончится!» Да, хорошо помню: была детская уверенность, что этот страх – на пару дней, не больше…

Через несколько дней рано утром меня разбудил отец: «Ну, прощай, доча, папка на фронт уходит»…
Первая бомбёжка у нас была 6 июля. Убежищ, конечно, ещё не было, это потом жители их выкопали – такие зигзаги, глубокие, с покрытием в несколько слоёв. Из всех домов, как муравьи, - группки людей, и все бегом к лесу, - благо он недалеко от наших домов. На краю стоит дядька, машет руками и громко командует: «В лес! В лес!»
Но лес там был маленький (это район детской железной дороги). И в следующий раз мы вместе с группой людей ушли в настоящий лес, за железную дорогу. Сыро, дождь был. Идём по старой колее, заросшей мхом, и тут я, чуть не плача, начинаю просить: «Пить хочу! Пить!» Мама решительно подводит меня к моховой колее, заполненной дождевой водой: «Пей!!!»

Городской ребёнок, чистюля, - какая там лужа?! Но – «Пей!». И вот тут в мозгу что-то повернулось: я вдруг осознала, что это – совсем другая жизнь, что это очень серьёзно, что всё это, и для всех, – большая беда… Эту лужицу в колее запомнила навсегда.
В начале августа готовимся к эвакуации. И вот – грузимся, где-то в районе станции Отдых. Теплушки. Внутри, справа и слева от дверей, две широченных полки. На каждой полке по две семьи. И на «первом этаже» по две. Восемь семей в вагоне. У каждой куча вещей, - собирались основательно. Но для начала мы стоим - чуть ли не пол-ночи: впереди, где-то на Ильинке, разбомблён вот такой же состав…
Ехали до Перми больше двух недель. Как взрослые устраивались с туалетом, кипятком, едой – не знаю. Выходили на долгих стоянках (иногда просто в чистом поле), но нас не выпускали. Впрочем, нам, детям, было совсем неплохо, даже уютно: лежим себе наверху, у маленького оконца, смотрим на встречные составы с солдатиками…
…Впереди – тот самый город Молотов. А там и посёлок Сталина. И барак 33-бис – тот самый, возле зоны.

[Тем, кто будет это читать: пожалуйста, не относитесь к этому тексту как к литературному. Я как редактор вижу все его недостатки и шероховатости, но работать над ним всеръёз не планирую, - планы у меня совсем другие. Это всё появилось на свет неожиданно для меня самой, - такой вот всплеск памяти. Так что – звиняйте. А в планах у меня (уже давно, но пока безуспешно) – рассказать о своих предках, «полазать» по генеалогическому древу. Вот там действительно много интересного. Семь поколений (документировано, вплоть до ссылок на дореволюционные журналы, зафиксированных в Ленинке). И ведь не дворяне какие-нибудь, а крестьяне. Ссылка из Рязанщины в Сибирь, крестьянствование на Ангаре, партизаны на Дальнем Востоке… А с другого боку – первые переселенцы в Приморье с Украины, на пароходе вокруг Африки (Суэцкого канала ещё не было); амурский казак на строительстве русского Харбина с нуля… Вот там – да, экзотика. А здесь – только спонтанный всплеск памяти. Так что – не судите строго.]PS.
Tags: ВОЙНА, ИСТОРИЯ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments