akozmin_7

Categories:

Невыдуманные истории из 1950-х


Николай Чёрный 1950 год, Бараши, Житом. обл.
«Ходили с мамой на базар за продуктами. Масло продавали в листьях лопуха, бумага дефицит. Сестры решали задачки на меловой стене, потом переписывали в тетрадь.

Коля, возьми копеечки и дай дядям. А дяди, и тридцати нет. Ряд слепых, ряд безногих. Безрукие не считались калеками. Наша семья не голодала. Отец был Первым секретарем райкома партии. Но жили с огорода, держали свиней, корову, кур.

Зарплата отца шла на облигации, на лечение сестры от туберкулеза, но вылечилась. Отец мог возить ее в Житомир к профессорам. А по соседству умирали дети, матери не имели средств на лечение.

До 14 лет с апреля по октябрь я бегал босиком. Только в школу надевал ботинки одни и летом, и зимой. Ходили с учительницей Ястремской Идой Яковлевной по хатам, собирали одежду. Некоторым одноклассникам не в чем было ходить в школу.

Бедность! Но тогда в людях жила послевоенная эйфория. Радость победы. Отец с первого дня и до конца 43 года в окопах ст. политрук пехотного батальона, капитан, не знал три года, где жена и трое дочерей. А они не знали, где отец и жив ли.

И, главное, остались живы, за исключением- немцы расстреляли брата отца-коммуниста. Семья была в черном списке. Если бы не Корсуньское окружение, так и мать и сестер расстреляли бы. Когда отец нашел семью и узнал, что Мария в Германии, он уже поставил старосту к стенке, но прибежала его мать и сказала, что они добровольно сами отправили ее. Хоть она спаслась бы. Это было в Киевской обл.

Отца в числе партактива отозвал с фронта Хрущев для восстановления Украины. Отец и получил назначение в Житом. обл. Я помню в доме стоял отцовский ППШ. Сдал его в 1955 году. А наган еще долго был у нас дома.

После ликвидации района, отец пошел председателем колхоза и за пять лет вывел колхоз в люди. Село электрофицировали. За дизелями отец ездил к министру коммунального хозяйства Федорову, герою-партизану. Тот знал отца, когда работал Первым секр обкома.

Построили дом культуры, библиотеку. Люди стали получать трудодни деньгами. Отец получил орден Трудового Красного Знамени. Но начал он свою работу в колхозе с того, что просеял должности и посадил на два года двух своих замов.

Когда народ разобрался, что к чему, так написали сидельцам: "Не смейте мстить Чорному, а то односельчане нас спалят".

То что при Хрущеве мать сдала корову-кормилицу и плакала-это было. Еще в 63 году, на окнах общежития строителей в Киеве, на ул.Ленинградской висели авоськи с сельскими продуктами. Прошло пару лет и работающие в Киеве, стали возить продукты в село».


Владимир Коровин                                                                                                              «Я родился и вырос в деревне и доживаю жизнь у себя на родине. Я только 20 лет из своих 70-и провел в городе, это когда учился. Потом 15 лет жили с семьей в генеральской квартире, но в 90-м снова вернулись туда, где и встретились с женой, на мою родину.

Дом построили на излете советской власти от колхоза, строил сам и еще двое парней помогали. Потом дом откупил у колхоза. Работал в 72-75 годах инженером в колхозе, а с 1995 года и по 2010 год отработал в самые трудные годы главой села и теперь я на пенсии.

Не люблю когда мне вешают лапшу на уши: "Ах, как хорошо жилось в деревне!", что все сбежали. Я работал в областном управлении сельского хозяйства и видел годовые отчеты совхозов и колхозов отдельно, процент механизации по отраслям. Я отличу кзс-40 от кзс-20 или от "целинки". Отличу корову от быка и конечно на слух различал трактор ДТ от МТЗ, а мой папа даже по звуку трактора знал кто едет за рулем или за рычагами сидит.

Я могу писать о деревне сутками, как жили и как работали, я знаю много, очень много. Я могу сказать, что загибаться деревни стали после раскулачивания, уничтожили самых крепких хозяев земли.

Может и были среди них мироеды, но их были единицы, деревни не терпели таких, они не приживались, их могли и сжечь и могли убить. Моего деда раскулачивали, а у него ни коня, ни земли не было. А почему раскулачивали?

Да обычная зависть. Дед торговали с бабушкой в НЭП, а когда все закончилось, то вернулись в деревню. Все отобрали, но один родственник и он был "ОГПУ-шник" вернул их с перрона обратно в деревню, в разграбленный дом, в дом моего прадеда. В этом доме потом и я родился.

А деда уважали в деревне потом, доверяли колхозную кассу.
"Никандру надо доверить кассу, он не пропьет, как председатель с помощниками!" Мой дед доживал в деревне, работая кузнецом. Он умер в 47-м году и я слежу за его могилой на кладбище, где все зарастает и нет там больше могил, только стоят три могилы моих родных.

А вам спасибо за поддержку, что хоть немного, но понимаете суть вещей.

Я обычно спрашиваю, а где прижился социализм, в какой стране или где еще фермер подоив стадо бежал домой доить своих коров? Или токарь отработав смену должен бежать домой и точить гайки в сарае, что бы прокормить семью? Пишут бред и довольны.

Я себя помню с Нового 1958 года. Родился в 1949. Жили мы в большом, отдаленном от цивилизации селе. Свет, электричество, в селе провели вместе с радио, в 1966 году.

Кормились сельчане в те годы, исключительно за счет “подножного” корма. Спасала от голодухи в основном, корова, у кого была она конечно. Денег в колхозе, практически никто не имел, так как работали за “галочки”, трудодни, в блокноте бригадира.

Нищета в селе, была поголовная: ни одеть, ни обуть, ни поесть чего-то вкусного и досыта, не было. Жилища, избы, убогие, крохотные, крытые соломой с “удобствами” на улице.

Весной - осенью, ни пройти, ни проехать! — Бездорожье ужаснейшее. Зимой — снега выше крыш. Метели, бураны и морозы, были обычным делом. Но избы, в послевоенные годы, были в упор набиты и взрослыми и ребятишками.

Моральный климат сельчан, в отличие от нынешних дней, был высок, оптимистичен и радостен. Праздники ждали с нетерпением и праздновали широко и от всей души! К ним готовились загодя. Кое чем, попить-поесть, помогал колхозникам, колхоз. Пьянства в те годы не наблюдалось, как и не было замков на дверях изб.

Односельчане были очень дружными между собой, бескорыстно помогали друг-другу во всех делах и в разных жизненных ситуациях. Жизненный уровень села, стал чуть-чуть улучшаться, приподниматься, где-то в самом конце шестидесятых, после Хрущева.

До семидесятого года, в нашем селе, ничего доброго кроме бесконечной череды дармовых работ, не было. Но колхозная кабала, с выдачей людям паспортов, где-то в самом конце пятидесятых, уже заканчивалась, народ безоглядки бежал в город к восьми часовому рабочему дню, к зарплате, к выходным дням и к отпускам, чего в селе не было и в помине. Село пустело.

В наши дни, трехсотлетнего села с двумя колхозами, со всеми фермами, с с/техникой, с лошадями, коровами и с другой живностью, нет. Куда все это делось и в чьих осело карманах, история умалчивает. Но дети бывших колхозников, догадываются, куда и кому досталось все заработанное их родителями-колхозниками.

Мне 70 лет. Один-два раза в год, я приезжаю на свою малую родину, на погост, навестить родных и близких мне людей. Поля заросли лесом, кустарником, чертополохом. Обрабатываются поля в наше время, только вдоль дорог... Вот вам, ребята, и светлое будущее, и коммунизм. Все убито, разворовано и порушено, без единого выстрела, без войны.

Я за свои слова отвечаю. Пожалуйста, используйте мой рассказ где хотите. Ну, а прославляющие колхозное крепостное бесправие, пусть остаются при своем мнении, это их право. Ясно и понятно одно, если бы в колхозах-совхозах было хорошо, то они и в наши дни процветали бы. Увы, этого не случилось! Село, как ни крути, умерло.

По существу. Как я писал, я бросил строительство социализма еще в 72-м году. Стал работать руками, а не протирать штаны в НИИ, собрал бригаду и 10 лет шабашил по селам, строили то, от чего отказывались кавказцы. Мы строили различные типы КЗС. В месяц тысячу имели, работали 6-7 месяцев в году, за год мог позволить купить машину, блат презирал, но первого москвича покупал через колхоз, через брата, ему типа продали, а я ездил по доверенности.

Короче, деньги были при советах, а что купишь. Нет, купили младшему брату квартиру кооперативную, вот и все. А потом пришло время и в магазинах появилось все, наверное вы это прятали от народа?

Появилось все, но я состарился и вышел на пенсию. Денег таких, как прежде, я конечно заработать не мог, сидя на диване, не молодой уже. Но сегодня в магазинах есть все и не нужен блат, работай и покупай все. Сегодня у нас скотник ездит на ферму на иномарке, пусть и б/у, а в магазине сельском есть все, даже молочка. Хочешь стиральную машину, то приезжаешь в район, оплачиваешь и тебе привозят на дом, можешь заказать мебель, можешь сменить окна или полы. Главное иметь деньги и это зависит только от тебя, а не от дяди, что сидит в теплом кабинете и решает кому что и за что дать, кому квартиру без очереди, а кому волгу, а ты куда прешь колхозник и сын колхозника, машину надо заслужить.

Тьфу на вас, с вашими спец магазинами, спец санаториями и спец больницами, с вашим блатом и с вашими мордастыми продавцами в грязных халатах и с золотом на руках и в ушах. "Куда прешь, в очередь, колбаса закончилась, остался зеленый горошек!"

Путина и всю его камарилью не уважаю, надо менять не власть, а людей во власти, засиделись и давно, так с года 2008-о...ты Дима сверху, а я снизу, потом поменяемся. Тьфу, позорники!

А революций нам не надо, хватить поправили ваши коммунисты, что обратно хотите пустые полки и вечный блат и вы все распределять опять собрались. А вот хрен вам! Даже рабочие вряд ли вас поддержат.

Да, пенсия у меня намного выше средней, да я ветеран, да свой дом, свой огород и все свое. Хотя Путина и за пенсии не уважаю, я не представляю тракториста в 65 лет и на вспашке поля или доярку, что доит корову в 60 лет, а мордастый прапор из фсб или с нацгвардии пойдет на пенсию в 40-45 лет, у него тяжкий труд бить своих граждан резиновыми палками"

У всех одно мнение: надо день работать на колхоз, на государство, а ночь твоя, дорогой колхозник, трудись, не ленись, держи 2-3 коровы и свиней и птицу. И будет тебе счастье. Дорогие, а почему бы еще токарю в городе, отработав смену у станка, бежать домой и в сарай, точить болты и гайки и на базар и будет и трудящимся в городах счастье. Мне напишут, что это бред, а колхознику пахать ночами на себя значит можно и нужно и это не бред. Назовите еще одну страну, где бы фермер, отработал день и бежал доить своих коров. Это чушь и этой чушью вы гордитесь!

Если что, то я родился в деревне и живу. Я в этой теме с 50-х годов. А вы, что то помните? Помните, как ездили к бабушке на пироги? )
Многие: "Да я жил в детстве в деревне и навоз кидал и сено косил, потом правда сбег, но помню - все было хорошо, прекрасно!"
Так что вы все сбегли из рая? Тьфу на вас всех, писаки с дивана.

Я в своем посте просто высказал свое отношение к диванным писакам, типа они что то помнят. Мне как-то передала специалист администрации села, что забегал один гость и, что он сильно был не доволен состоянием памятника погибшим воинам в ВОВ. Что он не мог прочесть там фамилию своего деда, а на носу 9-е мая.

На дворе шел конец 1990-х, в бюджете нет денег на отопление, на оплату электроэнергии школам, д.саду и фапам, не говоря о клубах и тем более на ремонт памятника. Мы собирали деньги с мира по нитке, с колхоза и МП, с населения и типа мы не причем - собирает сам народ.
Нам нельзя собирать деньги, это финансовое нарушение. Собирали, нанимали бригаду, оплачивая стройматериалы, но делали все ближе к празднику, к 9-у мая. А приехал гость и... "гнать вас надо с работы!"

Они уехали, бросили нас, а потом вспоминают, как было хорошо в их детстве, сколько коров было у частника, был порядок на улицах, а теперь вот все крапивой зарастает, много брошенных домов, много сгоревших построек и администрация не чешется. Они уехали и все стало плохо.

Еще один случай. Муж умер, дети выросли и хорошая женщина продала дом и уехала к дочери. Приехала как-то раз и зашла ко мне: "Ой, Володя, как все плохо становится, кругом свалки, улицы не обкашиваются, слезы наворачиваются!"

Я ей отвечал... "Надежда, а ты вот дом продала и уехала, а кто там живет и как содержит дом, твой бывший дом".
Гиоворит: "Да, я и побывала в том доме и сплакнула, пьяница там теперь живет"...

А раньше у Надежды был порядок и в доме и на придомной территории.

Извините, я 15 лет отработал главой села и в самые трудные годы, когда ни денег, ни законов, ни власти устоявшейся еще не было. А мы жили и выжили и нас оскорбляют, что вот раньше, а сегодня сидят и штаны протирают, деньги воруют.

Празднование 9-е мая. Ветеран остался один и он присел рядом со мной. Через месяц я ухожу на пенсию. В живых с этого фото осталось трое...я и две женщины, им за 90 лет»


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded