akozmin_7

Categories:

Погружение в советские 1950-е

На канал "Тропой самурая" приходит множество воспоминаний о жизни во времена СССР в 1950-х годах от людей лично пережившие те трудные годы и помнящие картину тех лет через призму детских воспоминаний. С каждым из них вырисовывается настоящая, а не придуманная история быта советского человека с его трудностями, маленькими победам и достижениями.

Читая ваши комментарии с воспоминаниями и небольшие рассказы читатели канала имеют возможность ярко и очень живо представить себе как это было на самом деле.

Огромное спасибо каждому приславшему свои воспоминания. Вы помогаете сохранить Историю нашего народа.

Евгений Котов

"С 1952 по 1962 год я учился в небольшом городке в Крыму. Сначала закончил начальную школу, затем семилетку, потом среднюю школу. Поэтому все время надо было стараться учиться. Родители мало уделяли внимание учебе детей, а педагоги были строгие и нерадивые ученики на каком-то этапе школьной жизни из школы отчислялись.

Кто заканчивал среднюю школу уезжали в большие города и получали высшее образование. Все люди жили скромно и открыто. Учителя ютились в съемном жилье и лет через 10 получали от работы квартиры.

Занятость людей на производстве была полная. Кто не получал среднее образование, зато получали хорошие рабочие профессии с оплатой труда выше инженера, который учился 5 лет, а потом, чтобы стать специалистом еще 5 лет осваивал профессию инженера.

Ни у кого не было проблем похудеть. Питание было скромное не только из-за недостатка денег, но и продуктов питания. На работу, как и в школу ходили пешком.

В конце 1950-х годов появился общественный транспорт. Все кто работал, добровольно - принудительно выписывали газеты. Телевидения не было, но у всех были радиоточки, а у некоторых радиоприемники. Все были информированы о политической жизни в стране, за рубежом и на местах.

Не могу сказать, что раньше жить было лучше, но уверенность каждой семьи на перспективу была несомненно лучше. Например, если молодой рабочий завел семью, то он получал беспроцентную ссуду на строительство дома с выделением земельного участка с погашением в течение 10 лет.

Лариса С

"Я 1949 года рождения. Отец был кадровый военный, фронтовик. Мама тоже была на войне. Детей двое, был ещё брат который на год моложе меня был. Мотало нас по гарнизонам, условия были разные: жили в бараке, в коммунальной квартире, в отдельной квартире.

Что запомнилось из того времени? Отец приносил домой черную икру (честное слово, истинная правда), а мы не есть отказывались, ибо рыбой пахнет.)
Оба рыбу не любили и есть ее отказывались. Помню, что у нас с братом была истерика, когда мама пыталась нас заставить пить рыбий жир. А вот на рыбалку ездить любили. Насчет сосисок и колбасы, ничего не могу вспомнить Были они у нас на столе или нет, но вот пельмени мамины помню.

В школу пошла в 1956 году, в букваре портрет Сталина. Кстати, удивительно, но не смотря на частые переезды, мама каким-то образом сохранила этот букварь, он у меня и сейчас хранится. Раритет)

И в школу с братом ходила самостоятельно. Никто нас не провожал и не встречал. Сами, в любом городе сами. Школ поменяли несколько. На улицах часто видела безногих на тележках, они почти всегда были не трезвые, я их очень боялась. Но жили мы вообще то нормально".

Вероника

"Пожалуй, в городе жилось лучше. Я выросла в сибирской деревне. Ничего хорошего не вспомню.

Кто пишет. что всё было здорово, не в курсе, что сельские жители были крепостными: у них не было паспортов, они не получали денег, а работали за трудодни и не могли никуда уехать от этой каторги. Работали, чтоб в городе люди ели масло, мясо, яйца. Чтоб дети летом отдыхали на даче, ходили во Дворец пионеров, в спортивные секции. И ещё многое я могла бы написать. Из хорошего-ничего".

Ольга Аксенова

"Мои родители были шахтёрами, после Ленинградского горного института направлены на Украину.

Мама рассказывала, в какой бедности жили, мама организовала курсы кройки и шитья, а в 1957 папу перевели на Западную Украину, новый шахтерский город строился. Мама тоже пошла на шахту работать. Там уже квартиру дали, жили хорошо. Сейчас никого не осталось, ездим навестить родителей на кладбище. Но детство и юность счастливые были.

Очень любила школу свою, в пионерские лагеря нас отправляли. Потом в Ленинград поступили учиться, там и остались. Но минимум раз по пять в год ездили домой, при любом удобном случае"

родион "Все было нормально. Отец с фронта. Деды с фронта. К пацанам относились сурово и справедливо. Любили нас и немного баловали. Воспитывали мужиков. В школе было совершенное равенство. Родители, по социальному состоянию были разные. Были министры, много рабочих, генералы, врачи.

Вспоминаю родительские собрания. Все родные говорили на одном языке и с уважением к друг другу. Один родитель был священником. Питание в школе было очень хорошие. Стоило копейки. Учителя высокого класса. Высокого класса давали и образование.

В памяти осталось только хорошие. Особенно о доме пионеров. Там так же занимался сын священника, в изостудии. Стал художником с мировым именем. Об еде, питание никто не думал. Все у всех было одинаково. Школьная форма выравнивала всех. Школьная дружба осталась на всю жизнь. Коренной Москвич"

Qwerty "Могу сказать одно - я из "непростой" семьи, дед - военный летчик-испытатель.

И даже при этом статусе, который давал возможность получить гораздо больше, чем обычный человек, мы жили гораздо, просто в разы хуже, чем середнячок сейчас. Большинство моих подруг жили в кошмарных коммуналках, об автомобиле в семье не было и речи. А колбасу "не трожь, это на праздник" помню даже я, при том, что жили мы сильно выше среднего"

Лариса "Ну не знаю, какая была жизнь у других, но у меня замечательная! Родилась в Москве в 1951 году. Жили в Кожухово 2 комнаты и одна соседка.

В магазинах было все. Не помню, чтобы не было масла и яиц. Бабушка с дедом жили в Царицыно, я постоянно жила у них, был у нас сад, бабушка держала для меня козу. Много у кого были коровы. Мама работала продавцом в магазине, я часто к ней бегала и помню, что в магазинах было всего полно, всяких колбас, сосисок, окороков, сыров. Вот когда пришел к власти Хрущев, пропала мука, хлеб, макароны.

Все получали по квартирным книжкам. Помню, как все ненавидели Хрущева, даже дети, видно из-за разговоров взрослых. Много было тканей разных в магазинах, сейчас о таких можно только мечтать. Лично для меня это были самые счастливые годы. Люди одевались красиво, не то, как сейчас, все одинаковые. Женщины и мужчины в шляпах, красивых пальто. О платьях и говорить нечего".

алевтина георгиевна "В 1948 году сама ушла в 1 класс, мама считала - рано, а с 1956 года у меня была личная портниха. Ткань для пошива выбирала только сама. Почему-то запомнились из обуви румынки с меховой оторочкой. По маме помню моду то на габардиновые пальто, костюмы; то на бостоновые, и на плечах песец или чернобурка с лапками и тд."

галина русскова

"Учились все голодно. Одежды нет. В колхозе не платили, одеть нечего. Пятеро детей и донашивать уж нечего. Из школы приходишь голодный. Хоть хлеба кусок с маргогуселином - гадость!

(p.s. Маргогуселин - комбинированный жир типа маргарина, где наряду с животными и растительными жирами использовался также жир домашней птицы)

B мать одежду при керосиновой лампе-нам одежду штопает. Радио и свет провели только в 1953 году"

георгий строев "Барак, коридор, керосинки, примусы, запах керосина, а во дворе взрослые в "петуха", лото, городки, домино, а молодежь в волейбол, футбол, пристеночку, расшибалку, даже едро толкали (лимонку без взрывателя). Кино "Тарзан", танцы на веранде, катание на лодках в парке, аттракционы и мороженое"

Борис Кузнецов "А для меня Советский Союз и советская власть - семья моего школьного друга Серёжи Коршунова. Жили мы в совхозе, в Сибири. Так вот, глава семьи - дядя Ваня, скотник, коммунист. Его жена тётя Поля - домохозяйка, добрая, болезненная женщина. Вся семья жила в маленьком деревянном домике на две комнаты, держали летом свинью и кур.

Старший сын Василий - офицер, военный лётчик. Серёжа им гордился очень. Следующий - Анатолий, закончил мединститут, после вернулся в совхоз, вскоре был назначен главврачом поселковой больницы, организовал рентгенкабинет, УЗИ, стационар на 5 коек. Сейчас оптимизировали, не осталось ничего.

Следующий сын Юрий - сельскохозяйственный институт, ветврач. Ну и мой школьный друг Сергей - Ленинградский кораблестроительный институт. Парни жили на стипендию и подрабатывали, естественно.

А чем могла помочь сыновьям - студентам семья сельскохозяйственного рабочего? Скажу. Картошкой, салом и солёными огурцами. Иногда трёшку в письме к празднику посылали. Как уж там было с продуктами в магазинах и путёвками на юга - это второе дело. А вот четырёх сыновей простая сельская семья подняла на ноги, обучила, и сделала уважаемыми и нужными людьми. А сейчас как?"

Хас.А. "Я рос без отца, отец (работник потребкооперации) ушел от нас к другой. Мама, труженица колхоза, воспитывала нас двоих братьев и приемную дочь одна. Мать, действительно была труженицей колхоза, была передовицей. Было домашнее хозяйство, 25 соток, куры, гуси, одна корова (больше не разрешалось).

Мать обшивала еще все село телогрейками "Зингером", подарок беглого отца матери, после их свадьбы. От отца еще у нас оставался патефон, который мать разрешала крутить редко. Собиралось, почти всегда, много людей, в основном женщины, которые вздыхая, мечтали о чем то своем, женском, счастливом, недоступном, но так близко звучащем из патефона.

Еще крамольное: мать по ночам , чаще всего со мной - младшим, гоняла самогон, что в то время преследовалось законом. Но об этом знало все село и начальство колхоза. Все говорили, что наш самогон самый лучший. Сельчанам самогон мать продавала, а сельсовету отдавала тайком бесплатно, по причине чего они смотрели на наше нарушение закона "сквозь пальцы".

Зимой и весной ели плохо, мясо очень редко. Осенью, когда колхозники и колхозницы получали на свои трудодни заработанное - над селом стоял, почти месяц, пьянеющий аромат достатка. Мы все: дети взрослые были пронизаны идеей "о светлом будущем", который, впоследствии, оказалась большевикской утопией."

Евгений К. Может быть представителям семей партийной номенклатуры и есть повод понастальгировать о ушедшем времени, у меня такого повода точно нет.

Жили мы тогда в 1950-х годах на Сахалине, на мысе Крильон, недалеко от старого но тогда еще работающего царского маяка. Хоть я и был пацаном но помню тот старый японский барак кое как подремонтированный досками от снарядных ящиков. Доски не крашеные и все в каких то цифрах. Печка буржуйка, а дрова все те же ящики. Барак был тонкостенный и продувался всеми ветрами.

Отец - морской офицер, дома по пол года не был а то и больше. Что ели? Сейчас уже толком не вспомню. Помню сухую картошку, яичный порошок, комбижир. Никаких магазинов там не было, да и вообще -закрытая погранзона и береговая артиллерия.

Жили с матерью и сестрой -двойняшкой на отцовский паек. С голоду не пухли но и хорошего вспомнить не могу. Помню, что была у меня цинга и врач заставы к которому обратилась моя мать прописал мне пить рыбий жир и порошок аскорбиновой кислоты. Аскорбинка мне понравилась так как конфет-то мы вообще никаких не видали, а вот рыбий жир до сих пор вызывает рефлекс."

Леонид Писанов. нет фото "Я жил в пятидесятых. Сами сажали картошку, огребали, собирали и круглый год ели картошку. Никаких колбасок, сосисок это всё фантазии.

Жили в клоповных бараках, в тараканьих коммуналках с очередями в туалет. Когда умер великий вождь, мы стояли в толпе и слушали бериев, а впереди меня стояла девушка, по спине которой ползла вошь, и я подумал, даже в юном возрасте: "Вот он, вшивый социализм!" В те годы его защищали, создавая атомную бомбу, забирая у детей последние крохи. Мы мечтали о прянике. Теперь мне 85. И я с ужасом вспоминаю свою юность, треть которой прошла в очередях."

Доброжелатель

"Я вот почему-то уверен что большинство отзывов написанных на эту статью будут положительными.

А может быть это потому, что те, кто жил в 1950-е годы как "большинство людей", а не с черной икрой и папой с месячной зарплатой в кармане - уже все умерли - от недоедания в детстве, от нищеты родителей и невозможности получить квалифицированную медицинскую помощь вовремя?

Мой дед - инвалид войны 1-й группы получал пенсию 43 рубля, мать на заводе рабочей в цеху металлообработки - 67 рублей...

Ясли и детсад круглосуточно за немалые деньги для моей матери, никакого детского пособия или помощи от государства, как сейчас, постоянное недоедание на грани голода, негде жить ...

Ах да, совсем забыл, всю семью моего деда - более 30-ти человек уничтожили в начале 1930-х как "кулаков". Он один остался - сбежал с каторги и почти сразу на фронт - вот оно счастье жить при Советской власти. А те кто комфортно жил в послевоенные годы - кем были их родители, а что они делали в Войну, а как же им так повезло-то...?"

Уважаемый Читатель!

Публикация не носит характер заказной и не преследует каких-либо политических целей и демонстрирует читателям канала картину "из первых рук".

Оригинал на моём канале «Тропой самурая»

Приятного вам прочтения и конечно, жду ваши новые воспоминания!

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded